В начало раздела


Творчество Марлы Олмстед

 

Геннадий Меш

Марла Олмстед - американское чудо.

Марта Олмстед из Бингемтона, штат Нью-Йорк, 4 года от роду. Рассуждает о том, о чем рассуждают ее сверстники и двухлетний брат Зан. Над ее кроваткой висит картина Матисса, а потолок разрисован облаками.

А чудодейства начинаются тогда, когда, несколько раз в неделю, Марла садится с полотном в столовой на пол, иногда за стол, проводя так время. Рисует пальцами, использует шпатель и кисточки, выдавливает из пластиковых бутылок струю акрилика - создавая текстуру, абстрактные пейзажи - с чувством, глубиной, и, разумеется, талантом.

Несколько лет назад этот дар открыл в ней отец, Марк Олмстед, художник-любитель, когда рисовал портрет жены Лауры. Он дал дочери бумагу и краски, дабы не докучала. И открылось очевидное: дочь, которой еще не исполнилось и двух лет, превзошла отца. То, что сделала Марла, рисуя портрет матери, было совсем иное. Краски, казалось, переливались из одной в другую, ее формы выходили за пределы реального, становились в высшей степени абстрактными.

После этого ей стали давать бумагу и краски, а в один прекрасный день она получила кусок холста. Марла вся погрузилась в работу, полностью окунувшись в свои краски. В результате появилось комплексное полотно, которое она назвала ”Все цвета”.

Вывешенные в кафе, работы девочки сразу нашли поклонников, и они стали спрашивать цену. Чтобы отмахнуться от покупателей, полушутя, мама Марлы назвала цифру $250. Но это никого не остановило, картины раскупались, более того, домой стали звонить новые покупатели.

Энтони Брунелли, владелец художественной галереи в Нью-Йорке, взялся устроить персональную выставку Марлы. Когда она показала ему одну картину, вспоминает Брунелли, он спросил: - Что это? - Марла ответила: водопад и мост. - И он смог увидеть их, они были совершенно абстрактны, все равно как видeние под водой, внутри танкера с рыбой.

Чтобы создать глубину в двухмерной живописи, она использует цвет и тень, ей это прекрасно удается.

Марла экспрессивна по способу нанесения красок, у нее яркие цвета, однако, она не слишком их смешивает, в результате они пестрят так, будто бы художник применил специальную технику цвета.

Только лишь на одной выставке в конце сентября у чудо-ребенка было куплено около 25 картин на общую сумму $40,000. Хозяин галереи Энтони Брунелли, сообщил, что, дополнительно к этому, из десяти картин, представленных на шоу, шесть уже проданы, а остающиеся четыре могут быть проданы по цене $8,000-$10,000 каждая. Ее прогресс очевиден, каждая новая работа лучше предыдущей.

В роду Марлы, как по линии отца, так и по линии матери, есть художники, скульпторы, но ни один их них не имел такой славы как Марла.

В самом деле, хотя Марла рисует всего три года, ее работы стoят тысячи долларов. Многие покупатели в разных странах мира с нетерпением ожидают появления ее новых работ. И еще. Размеры многих картин намного больше и выше роста самой художницы и даже ее отца. Некоторые полотна достигают до 2 x 2 метра, несут композиционную напряженность, обладают богатейшей смесью цветов, большой глубиной.

Марла успешно сочетает в себе легкость штрихов ребенка со зрелым ощущением баланса, формы, композиции. Как считают специалисты, ее картины имеют глубину и силу, соизмеримую с силой работ Василия Кандинского и Джексона Поллака.

Несмотря на огромные творческие возможности, в остальном, Марла Олмстед нормальный четырехлетний ребенок. Родители, Марк и Лора, всячески стараются оградить ее от суеты, чтобы у нее было нормальное, счастливое детство.

Никто не учит Марлу рисованию, никто не дает ей советов и указаний. На ее выставки приходят тысячи посетителей, а картины входят в особо ценную частную коллекцию Стюарта Симпсона, наряду с работами Фредерика Харта, Моне и Ренуара.

 

______________________

Источник: Русский глобус, №11, ноябрь 2006.

Персональный сайт Марлы: http://www.marlaolmstead.com/

 

© 2017 Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих.
Все права защищены. Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя и охраняется авторским правом.