Русский  English

 

Благотворительный Фонд имени Елены Ивановны Рерих




Джонатан Кимельфельд

Биография

Фотогалерея

Отзывы

События

Маки

«Воин света разом думает и о войне,
и о мире, и умеет действовать
сообразно обстоятельствам».

Пауль Коэльо.


Леша приходит в парк к вечеру почти через каждые два дня, садиться на корточки и начинает кормить местных беспризорных собак. Этим занимаются здесь многие cердобольные люди. Молодая мама с пятилетней девочкой Алисой, которая много прыгает и создает много шума, чем очень мешает своей маме давать корм животным, и несколько женщин-подруг, всегда что-то эмоционально обсуждающих, и пожилая супружеская пара, каждый раз с выраженным смущением выкладывающая остатки своей скромной еды в импровизированные миски. Я тоже изредка прихожу. Псы благодарны и благодушны, и всегда встречают своих добродетелей веселыми взмахами хвостов и удивительными собачьими улыбками.

Первое время, когда я видел Лешу, невольно вздрагивал, глядя на его лицо и руки, а потом привык, как и все. Лицо Леши, данное ему от природы красивым, во многих местах изуродовано рубцами от ожогов так же, как и руки, которые ласково гладят собачью шерсть, а большие яркие серо-голубые глаза лишены ресниц. Но Лешина улыбка, широкая, добрая, завораживающая, часто освещает его лицо удивительным светом, особенно тогда, когда он кормит псов или смотрит вверх на кроны древних деревьев, лоскутки неба между ними. Каждый раз, встречая его, я все смотрю, смотрю и не могу отвести взгляд. Конечно же, он замечает и спрашивает немного глухо:

- Ну, что смотришь? Страшно?

Я краснею, пожимая плечами.

- Да нет...

- А мне вот иногда страшно, столько лет прошло, а я привыкнуть не могу... Что принес-то?

Я опять краснею, потому что у меня только старый хлеб и сушки. Показываю пакет Леше.

- Клади, они все съедят, голодные. А если не собаки, то птицы подберут или мыши. Тут много охотников до хлеба твоего.

Я выкладываю все, что принес, и нечаянно касаюсь Лешиной руки, слишком быстро и резко отдергиваю свою. Он улыбается, но глаза становятся вмиг темно-серыми, теряя голубизну, словно из глубины надвигаются тучи.

- Да не бойся ты, это не болезнь кожная, горел я там... на Войне...

Я опускаю глаза. Леша молчит и вдруг вновь улыбается и спрашивает:

- А ты маму свою любишь?

Я, немного удивленный, отвечаю:

- Люблю, конечно.

- Ты люби маму, она тебя любого примет, простит, поймет. Я не учу тебя. Так... делюсь жизненным опытом. А ты в каком классе учишься?

- В пятом…

- А... я грузчиком работаю в продуктовом магазине, двенадцать тысяч получаю, нам c мамой хватает. Учиться хотел на психолога. Да не получается. Контузия говорят.Что надо помнить - забываю, а что хочу скорее забыть - не могу.Тяжелый вздох и исчезнувшая голубизна. И вдруг улыбка:

- А знаешь, что больше всего помню? Там весной маки расцветают, огромные c половину дыни. Красота необыкновенная. Трава зеленая, а на ней много, много алых маков. Маки мне часто снятся.

Леша поднимается, отряхивает джинсы.

- Ты зверей не забывай, ладно? Приноси, что сможешь.

Он протягивает мне руку.

- Ну, давай…

Поворачивается и идет по дороге из парка, чуть прихрамывая на правую ногу. А впереди уходит на Запад Солнце, окутывая его своими красноватыми лучами, похожее на огромный красный мак.

11 лет

 

 

© 2017 Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих.
Все права защищены. Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя и охраняется авторским правом.